Книги августа

Ещё книги. Теперь вот подошла очередь длинных, продолжительностью в 5-7 часов.

Уильям Гибсон — «Нейромант»

Сочнейший киберпанк! Автор настолько красочно описывает обстановку, что прям чётко представляешь себе эти влажные душные ночные улицы Токио в фиолетово-розовых неоновых огнях.
figure
В книге есть всё: и виртуальное пространство, и обширное использование электронных имплантов для расширения возможностей человеческого тела, и правящие миром огромные японские корпорации, и даже русские скрипящие роботизированные протезы.
Реалистичность описываемого удивительна тем более, что у автора не было перед глазами интернета (тупо ещё не развили толком), да и сам он был далёк от современного ему IT. Впрочем, я не уверен, что на вертолёте можно долететь из Сибири до Финляндии, как смог один из главных героев.
Концовка, правда, мутноватая, и как бы осталось ощущение недосказанности. Вероятно, надо будет читать ещё другие романы из «Киберпространства».

Ральф Лейтон — «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман»

Просто биография одного мужика. Без глубоких мыслей.
figure
На Хабре периодически проскальзывает в книжных обсуждениях, как ну очень интересная книга. Бестселлер, опять же.
Но что-то я совсем не впечатлился. Честно попробовал почитать начало каждой из пяти глав в ожидании, что вот сейчас-то интересно начнётся. И таки не началось.
Понятно, Фейнман — личность неординарная, кому попало Нобелевские премии не дают. Но читать книгу длиной в пять часов с историями вида «Я приехал в Японию, мне подали на обед что-то экзотическое. Оказалось, орех каштана. Вау!», ну это скучновато. Не зашло.

Станислав Лем — «Рассказы о пилоте Пирксе»

Цикл рассказов вокруг одного человека — начиная с лётной школы и заканчивая его сороковым десятком.
figure
Лёгкое чтиво с элементами юмора и детектива, правда, последние рассказы становятся наполнены больше философскими размышлениями: о предназначении человека, об взаимодействии его с его же творениями, о покорении космоса.
По сюжету люди колонизировали Луну и Марс, добрались до дальних рубежей Солнечной системы. Забавно, но они всё так же пользуются перфокартами, курят трубки на космических станциях и только-только изобрели искусственный интеллект, впрочем, не слишком-то и умный (кстати, 16 млрд. транзисторов против 2 млрд. в современных процессорах). Они возят с собой в ракетах многокилограммовые стопки бумажных книг и играют в ручные игрушки-головоломки, пока летят в дальние патрули. Социализм сосуществует параллельно с капитализмом, обгоняя последнего в эффективности космических грузоперевозок.
Для ознакомления с творчеством великого польского фантаста — то что нужно.

Нассим Николас Талеб — «Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости»

Размышления финансового трейдера о неопределённости будущего и зашоренности окружающих. В Википедии пишут, что дядька умный и смог заработать миллионы, применяя свою теорию.
figure
Здесь со всех сторон рассматривается явление больших заметных событий, которые происходят неожиданно для окружающих, и вместе с тем вносят огромную сумятицу в жизнь. Будь то террористический акт, финансовый кризис или революционное изобретение.
Событие может быть и положительным в смысле влияния на людей и их финансы, и отрицательным.
К некоторым событиям можно подготовиться (при этом даже и не будучи уверенным, что они вообще случатся) и выручить денег или хотя бы не потерять их. Это, стало быть, «серые лебеди». К другим же событиям подготовиться не удастся, ибо они за пределами воображения рядового человека, эти называются «черные лебеди».
В книге достаточно много воды про всяких философов и учёных прошлых веков. Наличествует некоторое количество шуточек. Автор почему-то неравнодушен к французам и русским.
Мне нравится совет автора об организации своих финансов: бóльшую часть вложить в нечто суперстабильное, остальное малыми частями — в рисковое, инновационное. Причём в его случае безрисковое — это государственные ценные бумаги. Не думаю, что в наших реалиях сработает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поставьте галочки правильно (как бы защита от спама):

Я бот

Я не бот