Вояж-вояж

На днях вернулись с супругой из трёхнедельного путешествия по юго-западу России: весенние Минводы, Краснодар, Крым. И снова в воздухе повис вопрос, озвученный нам некоей тётенькой на её прогулочном катере полтора года назад, когда мы плыли по заливу Сан-Диего, что в самой южной Калифорнии. figureЛежбище морских котиков (?) в том самом заливе.Мы чуть-чуть пообщались с ней жестами и на скверном английском. Рассказали, что мы из Сибири, и что у нас сейчас (а дело было ближе к концу декабря) градусов 20 ниже нуля. Не уверен, поняла ли она, что речь о градусах Цельсия, да это и не принципиально, но всё равно сделала большие глаза и спросила: «А зачем вы там живёте-то?». А действительно?Не видеть в декабре снега? Ну это, наверное, нормально для них, Калифорния же. Непонятно лишь, как чувствуют себя олени у Санты.figureГде-то в окрестностях La Jolla.

Но может, это слишком далеко на юг? В России территорий на широте 33° нет.

«У нас такая погода и такая зелень будет через месяц только,» — сказали мы хозяйке апартаментов в Севастополе (что на широте 44,5°), где останавливались заночевать. «Ничего себе, вот ведь как бывает!», — сказала она нам с удивлением. Там было палящее солнце, 25°C в тени и море цветов.figure

Аналогичная картина была в Феодосии (45°СШ)…figureЦветы на могиле Айвазовского.

…в Краснодаре и Горячем Ключе (те же 45°СШ).figurefigure

А вот в Минводах (44°СШ) листва ещё толком не распустилась, но травы и цветов всё равно много.figureКурортный парк Ессентуков.

На Домбае (43°СШ) в лесу тоже зеленó.figureРечка Муруджу.

Ну а что же Сибирь? По свидетельствам товарищей, в нашем городе (56,5°СШ) картина следующая примерно в это же время плюс-минус неделя.figurefigurefigure Да даже и сейчас, через две недели после возвращения на градуснике +10° и пасмурно, дождь моросит. А утром и вовсе чуть ниже нуля с мелким снежком.

Эволюция не снабдила человека специальными органами или приспособлениями, чтобы комфортно жить в холоде. Не дала ни густой шерсти, ни толстого подкожного жира, ни желудка для переваривания ягеля, ни механизма спячки, чтоб осенью завалиться в берлогу и проспать до весны. Конечно, взамен всего этого человеку дан разум, и необходимую защиту он может соорудить себе сам. Но какими средствами? Чтобы поддерживать костёр, шить шубу, строить теплицы, добывать камень для стен толщиной в метр, для всего этого надо хорошенько постараться. Затратить кучу времени и ресурсов. То бишь жить не благодаря, а вопреки. Да это просто ведь нерационально — жечь килотонны угля, гнать кипяток сквозь мороз и десятки километров толстенных труб, разгребать и вывозить метровые завалы снега.

Впрочем, запасное солнце для выработки витамина D не зажечь, и облака на небе для хорошего настроения не разогнать. И одежду для трёх-четырёх погодных сезонов в один шкаф не запихнуть. Хмурые лица, хмурая погода. На юге вот нам показалось, что люди сильно приветливей. Непонятно, связано ли это с климатом или же с горячим темпераментом местных, когда хочешь-не хочешь, а любезным на всякий случай будешь.

Чем вообще занимались в Сибири русские люди лет этак двести назад? Отбывали наказание на каторге вдали от цивилизации. То есть мы сейчас вполне добровольно живём там, куда людей насильно отправляли за уголовные и политические преступления, чтоб они, мучаясь, искупали свой грех. Более того, люди теперь добровольно едут сюда, например, на учёбу: в городе как минимум пять крупных вузов. А потом и насовсем остаются. А ведь и ещё севернее люди живут постоянно. Не на вахту ездят работать, а полноценно живут. Удивительно!

Каторгу именно в смысле пространственной изоляции здесь устраивать особенно хорошо. Что в Москву, что во Владивосток, в обе стороны надо лететь самолётом четыре часа. Каждая вылазка за границу превращается в затяжной аэропрыжок. Да и по России тоже: авиарейсы в многие города ведут только через Москву. Город стоит на тупиковой ветке Транссиба, и до поезда дальнего следования ещё надо предварительно добраться на перекладных.

С другой стороны, до ближайшего моря тысячи полторы километров, ни цунами, ни землетрясения, ни торнадо не страшны. Удачное место, если хочется наслаждаться охотой и рыбалкой вдали от людей и суеты цивилизации. Ощущать контрастные времена года. Кататься зимой на лыжах и коньках, а летом купаться в речке.

В северной природе тоже много красоты. Когда иной раз пушистыми хлопьями падает снег, или искрятся кристаллики под ногами в свете фонарей, или тишина звенит в зимнем лесу. Летом обилие зелени не уступит южным краям. Тут наши родные места, тут родители, друзья. Тут всё более-менее привычно и понятно. Леса и болота, клюква и брусника, комары и мошкара, энцефалит и описторхоз. Oh wait!…

Отдельная статья в Википедии чётко заявляет, что люди уезжают с севера в центральную и южную части страны. То есть всё-таки не бездумно живут где оказались, а рассматривают варианты. В Москву и Санкт-Петербург, предположим, ехать неохота, там и так народу слишком много со всеми вытекающими проблемами. А вот на юг… почему бы и нет? Пусть там не всё гладко с работой, но мы полны сил и тяги к новым ощущениям, так что может получиться.

Ладно, положу-ка лучше пару фоточек из нашей поездки для истории.

Поднялись на гору Петушок, и на другие горы, где никогда не тает снег.figurefigure

Посмотрели с того берега издалека на мост, по которому теперь уже проехал Камаз Номер Один. Подержали в руках новенькие купюры по 200 и 2000 рублей. В наших краях я таких ещё ни разу не видел, как и монет чеканки 2018 года.figure

Ознакомились с памятником вроде бы банальным в своей идее, но с по-керченски специфической реализацией.figure

А ещё прокатились на троллейбусе за 120 рублей с носа, что идёт часа три по горным перевалам, и на новеньком «Sukhoi Superjet 100». Искупались в здоровенном горячем бассейне под открытым холодным ночным небом. Посетили «Провалъ» и панораму обороны Севастополя. Издалека посмотрели на подводные лодки и Херсонес Таврический (300 рублей за вход просят, блин). Такие дела!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Поставьте галочки правильно (как бы защита от спама):

Я бот

Я не бот